ВК Пресс

22 подписчика

Свежие комментарии

  • Obiivatel
    "Налоговая: откажитесь от «серой» зарплаты"... Алло, государство, а слабо сократить налоги начисляемые на з/плату ? ...Налоговая: откажи...
  • W357 Ц753W357
    Это не партия это ино агенты и воры при власти.Глава Адыгеи выст...
  • алексей
    а чего не отпустил убийцу ? он нечаянно . и он армянин ( а они неприкосновенны )Глава СК Александ...

Что стало с телом генерала Корнилова: звериная жестокость

Что стало с телом генерала Корнилова: звериная жестокость

Возглавляющий Добровольческую армию, выступившую против большевиков, узурпирующих власть в России, разогнав Учредительное собрание, которое должно было решить будущее страны, Лавр Корнилов не преследовал никаких корыстных целей. Для него важна была лишь судьба Отечества.

«Я, генерал Корнилов, сын казака-крестьянина, заявляю всем и каждому, что мне лично ничего не надо, кроме сохранения Великой России, и клянусь довести народ путем победы над врагом до Учредительного собрания, на котором он сам решит свои судьбы и выберет уклад своей новой государственной жизни. Предать же Россию в руки ее исконного врага — германского племени и сделать русский народ рабами немцев я не в силах и предпочитаю умереть на поле чести и брани, чтобы не видеть позора и срама русской земли».

13 апреля 1918 года при штурме Екатеринодара генерал Корнилов погиб от снаряда, выпущенного красными войсками. Белые части отступили. Гроб с телом Корнилова был тайно захоронен в немецкой колонии Гначбау.

#NEWS_ANONS_124774#Сразу после ухода Добровольческой армии, на следующее утро 16 апреля, в немецкую колонию пришли большевики, которые тут же принялись искать золото, которое генерал Деникин якобы зарыл на окраине колонии.

Понятно, что никакого золотого запаса и прочих несметных богатств у командования Добровольческой армии не было, не зря с первых дней ее существования генерал Алексеев был занят поиском лишних копеек на содержание добровольцев. Однако красные ничего не хотели слышать. В силу примитивности им повсюду мерещились деньги и золото, но вместо ожидаемого клада они внезапно раскопали два гроба с останками погибших при штурме Екатеринодара командующего Лавра Корнилова и командира Корниловского полка Митрофана Неженцева.

Красные извлекли тела из могил. По генеральским погонам они опознали Корнилова, после чего, всячески глумясь, притащили останки погибших на площадь колонии, где предъявили для опознания сестре милосердия Добровольческой армии, которая осталась в Гначбау из-за тяжелой болезни. Девушка узнала генерала Корнилова, но не призналась в этом и стала утверждать, что это не он.

Большевики не поверили сестре милосердия. Они бросили тело полковника Неженцева обратно в могилу, а останки Корнилова согласно приказу Сорокина повезли в Екатеринодар, сорвав перед этим с него генеральский китель, шаровары и сапоги. В одной рубашке тело покойного командующего было доставлено во двор гостиницы Губкина, расположенной у Соборной площади, где остановились красные предводители Сорокин, Чистов, Золотарев, Чуприн, Автономов и другие. Здесь уже толпилась оборванная сволочь, услышавшая вопли пьяного Золотарева о том, что привезли тело Корнилова.

Вскоре весь город знал о том, что найдены останки злейшего врага большевистской власти. Весть об этом разлетелась повсюду, и к гостинице хлынули толпы красных. Они ругали покойного генерала, плевали в его сторону, бросали камни, тыкали штыками и палками, били ногами и прикладами. Это было самое настоящее торжество обезумевшей черни, которая даже не понимала, что творит.

Довольный Сорокин приказал сфотографировать изуродованные останки своего врага. С надменной полупомешанной улыбкой победителя он расхаживал по двору гостиницы. За ним семенил еще один большевистский главарь по фамилии Золотарев. От выпитого он едва передвигал ноги и постоянно кричал, что это он привез тело генерала Корнилова, Сорокин же спорил, отстаивая свое право «героя».

Вместе они отдавали приказания подручным выродкам, которые, опьянев от безнаказанности, выполняли их с предельным рвением. После фотографирования Сорокин распорядился сорвать с генерала рубашку и повесить его на дерево, после чего вместе с остальными палачами принялся рубить его шашкой. Вскоре вокруг образовалась огромная толпа зрителей, некоторые радостно подбадривали своих главарей. Некоторые робко говорили, что не следует издеваться над мертвецом, но последних было куда меньше, в основном здесь были вихрастые и оборванные большевики, жаждущие пролетарской мести. Местные жители с ужасом взирали на происходящие, а большевистские командиры рубили и кололи уже обезображенное до неузнаваемости тело. Они ощущали себя победителями.

Однако веревка не выдержала, и тело рухнуло на мостовую. Тогда, пошатываясь, Сорокин и Золотарев поднялись на балкон гостиницы, откуда стали произносить свои бессвязные речи. После чего стали раздаваться призывы разорвать обезображенное тело на куски и сжечь. Его подхватили и потащили на городскую бойню, продолжая глумиться до самого конца пути. Большевики кололи и рубили покойного даже в тот момент, когда его уже охватило пламя костра. Они были сильно пьяны и долго не могли полностью сжечь останки Лавра Георгиевича, продолжив свое черное дело на следующий день. На протяжении десятков часов его топтали и жгли, потом снова топтали и снова жгли. Развеивали пепел в присутствии высшего руководства большевиков, которые собрались, чтобы получить удовлетворение от своего «триумфа». А через несколько дней были устроены шутовские похороны с ряженой процессией и требованием денег у горожан «за помин души новопреставленного».

О совершенном злодействе добровольцы ничего не знали вплоть до освобождения Екатеринодара, когда было решено перезахоронить гроб с телом Корнилова. Торжественная церемония была назначена на 6 августа 1918 года. Накануне офицеры-первопоходники вместе со вдовой покойного прибыли к месту захоронения, но обнаружили только тело полковника Неженцева, которое было доставлено в Новочеркасск, а в могиле Лавра Георгиевича были найдены лишь фрагменты гроба. Только тогда открылась страшная правда немыслимого злодейства большевиков. Ввсе были потрясены, а Таисия Владимировна Корнилова ненадолго пережила супруга и скончалась в сентябре того же года. Ее похоронили рядом с символической могилой супруга, установленной верными добровольцами.

Генерал Деникин приказал провести расследование обстоятельств злодейского глумления над телом генерала Корнилова, которые позже были подробно описаны в материалах особой комиссии по расследованию преступлений большевизма, с точностью восстановившей многие эпизоды красного террора в годы Гражданской войны.

Из заключения особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков, касающегося вышеизложенных трагических событий:
«Отдельные увещевания из толпы не тревожить умершего человека, ставшего уже безвредным, не помогали. Настроение большевистской толпы повышалось. Через некоторое время красноармейцы вывезли на своих руках повозку на улицу. С повозки тело было сброшено на панель.

Один из представителей советской власти, Золотарев, появился пьяный на балконе и, едва держась на ногах, стал хвастаться перед толпой, что это его отряд привез тело Корнилова. Но в то же время Сорокин оспаривал у Золотарева честь привоза Корнилова, утверждая, что труп привезен не отрядом Золотарева, а темрюкцами. Появились фотографы, и с покойника были сделаны снимки, после чего тут же проявленные карточки стали бойко ходить по рукам. С трупа была сорвана последняя рубашка, которая рвалась на части, и обрывки разбрасывались кругом.

„Тащи на балкон, покажи с балкона“, — кричали в толпе, но тут же слышались возгласы: „Не надо на балкон, зачем пачкать балкон. Повесить на дереве“.
Несколько человек оказались уже на дереве и стали поднимать труп. „Тетя, да он совсем голый“, — с ужасом заметил какой-то мальчик стоявшей рядом с ним женщине. Но тут же веревка оборвалась, и тело упало на мостовую. Толпа все прибывала, волновалась и шумела».

Даже в годы СССР об этом варварстве старались не упоминать, хотя и не скрывали. Большевики отменили все божьи и человеческие законы, превратив некогда богобоязненную страну в пристанище зла и безумства, которое не осуждено даже в наши дни, а, напротив, многими покрывается и защищается. Этому не может быть никакого оправдания.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх