ВК Пресс

37 подписчиков

Свежие комментарии

  • Россиянин
    Омикрон появился в Южной Африке. Нашли источник. Им оказался больной СПИДом. А теперь внимание: СПИД распространяется...Вакцина от нового...
  • Иван Захава
    Не знаю, как в Италии, я две недели назад прилетел из Германии точнее из Гамбурга, где проходил реабилитацию в местно...Иностранцы о вакц...
  • Дина Скребец
    Теперь все путешественники рванут в Африку, ждём "трофей" в ближайшие месяцы.«Африканский убий...

Санаторий имени Орджоникидзе в Сочи: что стоит «за подготовкой к реставрации» и когда она начнется реально?

Санаторий имени Орджоникидзе в Сочи: что стоит «за подготовкой к реставрации» и когда она начнется реально?

В середине августа, как раз тогда, когда Моргенштерн снимал свой клип на территории санатория и даже по сценарию «взорвал его», нам удалось пробраться по тайным тропам к самой красивой заброшке Сочи. Впечатления от увиденного смешанные: грусть, тоска, но самое главное — праведный гнев.

История главной заброшки Сочи

Нам, пришлось бегать от охранников, которые обосновались на верхних этажах центрального корпуса санатория им. Орджоникидзе. Они пугали группы туристов громкоговорителем: «Покиньте территорию санатория. Находиться здесь запрещено и опасно!» Возникали вполне уместные вопросы: почему опасно, кем запрещено? Территория вот уже с 2016 года якобы закрыта на реставрацию. А национальное достояние, памятник культурного наследия федерального значения, парк, в котором произрастают краснокнижные растения — не доступен для людей.
История санатория началась в 1934 году или раньше. Сталин редко бывал за границей, но прибыв по приглашению в Италию, походил во дворцах Возрождения и Ренессанса, впечатлился. И, по легенде, произнес: «В Советском Союзе в таких дворцах будут жить трудящиеся». Сказал — как отрезал. Место для строительства дворца для трудящихся выбирал нарком Серго Орджоникидзе.

Уже в 1937 году санаторий, построенный по проекту архитектора И. С. Кузнецова, в стиле неоклассицизма принимал первых советских рабочих — шахтеров угольной промышленности. Сам Серго Орджоникидзе к тому времени скоропостижно скончался.
Это был настоящий величественный «Дворец для народа». Учитывая, что многие рабочие Союза постоянно жили в бараках, малосемейках, а в лучшем случае — в хрущевках, то когда попадали сюда, у них происходил настоящий сбой в системе. Шок и пожизненная благодарность «отцу народа».

55c6e343-6add-47a4-a5b3-1c3c510e3083.jpg
фото вк пресс

Здесь было великолепно все: архитектура 15 помещений выполнена в одном стиле, скульптуры и лепнина на зданиях и на самой территории, внутреннее царское убранство, ковры, роспись, античные статуи, портики, колоны, широкие лестницы. Все это великолепие находилось в парке субтропических растений (их и сейчас произрастает здесь около 300 видов), общая площадь территории около 17 гектаров. Кроме того кормили трудящихся тоже по-царски: икра черная и красная, судак, семга и прочие изыски. Лечение тоже было на высшем уровне. Здесь применялись самые передовые разработки советского здравоохранения.

Бабушка и дворец

И самое интересное, отдохнуть здесь, подлечить свое здоровье, могли самые простые трудящиеся. Да, да — это истинная правда! Мое знакомство с этим великолепным дворцом произошло в детстве. Я его увидела на фото в семейном альбоме. Бабушка — рядовой бухгалтер «Стройбанка» Краснодара тяжело заболела, и молодому сотруднику, который чахнул на глазах, дали путевку в санаторий «Орджоникидзе». Вместе с другими трудящимися ее сфотографировали на ступеньках главного корпуса. Фотка черно-белая, но меня, ребенка, она впечатляла. Моя обычная родная бабушка и во дворце! Интерес подогревали ее рассказы.
Потом был фильм «Старик Хоттабыч». Вышел он в 1956 году, но все советские дети знали, что съемка была в Сочи в санатории, где отдыхают простые работяги. Всем во дворе я рассказывала: «Моя бабушка в этом дворце жила, гуляла рядом с этим фонтаном». Этим завоевывала авторитет и уважение дворовой детворы.
Позже, когда мне было 17 лет, встреча с санаторием произошла наяву. Мама — медик два года подряд работала в сочинском пионерском лагере «Космос», а может и не так назывался этот лагерь. Находился он на самой высокой точке района Бытха. Детей к морю возили на автобусе, но если ходить самостоятельно, то часть пути проходила по территории санатория. Вот уж не помню: был ли он открыт для широкого круга посетителей тогда. Но мы часто приходили гулять сюда, любовались главным фонтаном, лестницами, необыкновенными растениями и аккуратными клумбами. А к морю ехали на фуникулере — чудо техники завораживало. Это были лихие 90-е. И несмотря на это, санаторий действовал, сюда приезжали поправлять здоровье, знаменитая санаторно-лечебная база гремела на всю страну.
Он выжил и в то время, и в 2000 — е, а закрылся в 2010 году. Якобы на реконструкцию. Советские архитекторы, пошел слух, что-то не рассчитали, и перекрытия в помещениях стали давать трещины. Ведь дворец построили на горе, плиты которой двигаются. Хотя, если честно, мало верится, что советские архитекторы не учли сейсмичность.

Где правда зарыта?

Весь персонал уволили. И начался дележ «шкуры неубитого медведя». Летом 2011 года ФГУ «Оздоровительный комплекс «Дагомыс» и сингапурская компания «Грейт Чэмп Пте Лтд» организовали совместное общество с ограниченной ответственностью «Черноморский курорт Плаза». Санаторий прихватизировали, но при этом он не перестал быть памятником архитектуры федерального значения. Перед Олимпиадой в Сочи его хотели реконструировать в пятизвездочный отель международного уровня. Но посчитали, сколько надо вложить, прослезились. Загвоздка именно в том, что санаторий — это памятник архитектуры, а значит реконструкция должна быть полностью с сохранением внешнего и внутреннего вида, что влечет за собой очень огромные дополнительные затраты. Где-то даже озвучивалась цифра — около 25 миллиардов рублей.
В 2015 году через суд постановили, что приватизация была незаконной, санаторий возвратили под «крыло» Управделами Президента РФ.
Жители Сочи сильно переживали за судьбу главной достопримечательности города. И в прошлом году обратились к депутату, чтобы прояснить: когда же реконструкция, что будет с санаторием? И вообще, останется ли парк и архитектурные сооружения после передачи новым хозяевам доступен для обычных людей?
Тогда и стало ясно, что здесь планируют оздоравливать родителей с детьми. Но для того, чтобы это случилось, нужно провести масштабную реконструкцию. Здравницу добавят в федеральную адресную инвестиционную программу для капремонта.
И вот последние новости от 29 июня этого года: «В санатории началась подготовка к реконструкции. Сохранится все историко-культурное наследие памятника архитектуры. На это время правообладатель объекта закрывает его для массовых посещений». Что означают слова «подготовка к реконструкции»? Пояснить никто не смог. Также мы спрашивали у охранников когда же начнутся хоть какие-то видимые работы на территории? В ответ — тишина.

Грусть, печаль... и гнев

Мне было интересно пройти по местам моей молодости. Но к главному фонтану перед центральным корпусом мы так и не попали. «Танцующих вакханок» удалось сфотографировать с укромной тропы. Фонтан построили позже, в 1939 году. Скульптор Добровольский лепил статуи девушек с одной натурщицы — сочинской медсестры, поэтому все 8 вакханок получились на одно лицо. Вокруг фонтана трудящиеся делали зарядку.
Строгого охранника с громкоговорителем наперевес не интересовали никакие уговоры. Зато походили по отдаленным аллеям, посмотрели на ветшающий корпус столовой на 600 мест. Здесь на потолке в арках еще можно рассмотреть роспись Палеха и Мстеры. Сердце сжималось от умирающего великолепия, от бесхозяйственности и равнодушия к своей истории и наследию. Разве такое бы могло случиться в любой другой стране? В Италии выделяют огромные государственные и частные деньги на поддержку и реконструкцию памятников архитектуры. А у нас? Сколько таких памятников разрушается и умирает.
Здесь в темных, заросших и опутанных лианами, уголках парка встретили женщину, разговорились. Зинаида Сергеевна — москвичка, купила здесь квартиру еще в 90-ых специально, чтобы поправлять здоровье в санатории. Приезжают сюда с мужем и внуками с мая.
— Какая здесь была лечебная база! Все угробили, загубили, — сетует она. — Хорошо, согласна, спальные корпуса пришли в аварийное состояние, но отремонтируйте только лечебный корпус! Здесь же и источники, и лечебные грязи. Все законсервировано больше десяти лет. А в Сочи не хватает лечебных учреждений, знаю. Сделайте доброе дело — вложите деньги только в лечебный корпус, если дорого все привести в порядок. Так нет, же, как будто бы ждут, когда совсем все рассыпится в прах. Тогда можно будет сравнять с землей и настроить отелей-высоток, продавать и жить припеваючи. Когда разум появится у наших руководителей? Ведь не все о сиюминутном думать! Снова подключать надо главу государства, наверное, надо. Здесь само место лечит. Ведь здесь произрастают уникальные деревья: смола, хвоя, листья выделяют особые эфирные масла. Они смешиваются, и здесь такой мощный оздоровительный эффект для всего организма. А это так актуально сейчас. Сделайте здесь реабилитационный центр после ковида! Ведь уникальное место. Сейчас за всем нужен уход: деревья нужно обрезать, дорожки разрушаются, скульптуры все зеленью покрылись. Сердце кровью обливается, когда ежегодно приезжаешь, и видишь, что в этот раз сгинуло. Охранники гоняют людей. А толку что? Вандалов они стараются не замечать.
Зинаида Сергеевна еще долго причитала и вздыхала. Да мы и сами готовы были плакать, когда видели, как разрушается мозаика на портиках и колоннах, как разукрашены стены вандалами, как крошатся ступеньки… Когда-то ухоженный парк превращается в дикие джунгли. Плесень, ржавчина, сырость делают свое дело. Все постепенно разрушается. А ведь из него сейчас можно было сделать шикарный санаторий дворцового типа. Люди бы со всего мира бы приезжали сюда. А парк оставить открытым для всех отдыхающих.

Закон надо совершенствовать

Но к сожалению, пока дальнейшая судьба наследия советского прошлого неизвестна, кроме как отрывочных фраз: «началась подготовка к реконструкции», «воссоздадут точно такой же санаторий»… Все это так неточно и неконкретно. Все должно быть честно и открыто. Когда будут начаты работы, кто будет заниматься реконструкцией, за какие деньги?
Почему у нас в России с восстановлением памятников архитектуры такая неразбериха. Нет в государстве последовательной политики в отношении этого. Постоянно происходят какие-то шараханья, которые приводят к печальным ситуациям. Вроде и закон есть хороший. Но специалисты, как раз и ругают этот закон.
У государства, как это часто бывает, не доходят руки до всех архитектурных памятников, и также нет на все денег. Придумали пресловутую программу «Рубль за метр». Якобы инвесторам, бизнесу отдают объекты за символические деньги, лишь бы ремонтировали, выводили из аварийного состояния памятники, правда, под контролем государства. Предполагали, что очередь выстроится из бизнесменов. Ан нет. Сначала объект выставляют по рыночной стоимости, и лишь когда памятник восстановят полностью, для него наступает льготная аренда, по рублю за квадратный метр. Наверное, не стоит говорить, что на таких условиях за время действия программы восстановили лишь единицы памятников.
Государство вынуждает инвестора несколько лет платить полную рыночную цену за аренду объекта, который невозможно эксплуатировать, который частник ещё за свой счёт должен полноценно отреставрировать. Итог виден — в Петербурге рушатся памятники 17 и 18 века, в Крыму сотни дворцов, особняков, имений скоро канут в Лету. Да, что там, везде по всей России умирают памятники зодчества и архитектуры… И как обидно было слышать нашего президента, который проявив дипломатию, решил оказать помощь по восстановлению Собора Парижской Богоматери после пожара. Решили послать туда лучших наших реставраторов. Хотелось крикнуть: «А как же мы? А как же наши памятники?»
Безусловно, реставрировать и восстанавливать, это очень дорого и долго. Легче снести и построить похожий, но из современных дешевых материалов. Мало, кто из частников берется восстанавливать старину. Но если закон повернуть лицом к заинтересованным к сохранению нашей истории, то может что-то сдвинется с мертвой точки.
Еще одна проблема — в России очень мало реставраторов-профессионалов. Специалисты уходят, не успевают передать молодым секреты ремесла. Нужно создать школы, научные институты, учебные программы, просто методические рекомендации.
Хватит быть Иванами, непомнящими родства. Мы уже проходили период в нашей истории, когда рушили все старое. Но построить хорошего нового не всегда удавалось.
Проблемы, на наш взгляд, с реставрацией архитектурных памятников, можно будет решить, если государство примет последовательную, аккуратную, грамотную политику с опорой на профессионалов.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх